alelikand (alelikand) wrote,
alelikand
alelikand

Приватизация приватизированного, или ждет ли нас новый передел?

Сегодня прошли обыски в офисе "Онэксима" Прохорова...

Общественное развитие циклично. И если 90-е годы можно считать эпохой первоначального накопления капитала, 2000-е – этапом расцвета вновь созданного российского рынка, то сегодня мы вступили в период нового передела собственности, вызванного структурным кризисом отечественной экономики.

Причин кризиса несколько, и исчерпанность сырьевой модели, которую признают все, является главной, хотя и не единственной. Пока в мире существовал устойчивый спрос на нефть, газ и металлы, а цена на сырье была благоприятной для продавцов, накапливающиеся противоречия скрывались за видимым финансовым благополучием.
Но стоило только измениться конъюнктуре, как незаметные до поры системные противоречия проявились в полной мере. Отчетливо обозначились проблемы, копившиеся годами – низкая производительность труда и эффективность производства, изношенность инфраструктуры, недостаток инвестиций в модернизацию, отсутствие инноваций.

Почему же случилось так, что в «тучные годы» собственники предприятий не заботились о будущем, довольствуясь тем, что можно было получить, используя доставшееся от государства имущество?
Почему даже не рассматривали в качестве возможного вариант перепрофилирования деятельности, модернизации и инвестиций?
Ответ на этот вопрос, возможно, кроется в истории российской приватизации, в основном проходившей в период с 1993 по 1998 год.
В 2004 году Счетной палатой РФ был подготовлен обстоятельный доклад «Анализ процессов приватизации государственной собственности в Российской Федерации за период 1993-2003 гг.», который оказался настолько скандальным, что практически был засекречен и его результаты никогда не предавались широкой огласке.
В документе приводится множество примеров того, как органы власти допустили ряд нарушений, заключавшихся в превышении полномочий, неисполнении обязанностей, необоснованном занижении цен, притворности конкурсов, коррупции.
Так, в 1995-1996 годах на счетах группы российских банков правительство разместило временно свободные денежные средства. Одновременно те же банки якобы предоставили кредит правительству под залог акций крупных и рентабельных российских предприятий. Договоры составлялись таким образом, что фактически происходила запланированная продажа акций. В результате ценные бумаги перешли к новым собственникам практически бесплатно, за счет государственных средств.
Как результат, массовая распродажа государственных активов даже замедлила процесс формирования эффективных собственников, не став средством содействия реструктуризации экономики. Более того, сложилась ситуация, препятствующая достижению конкурентоспособности экономики, не состоялось формирование широкого слоя мелких и средних собственников.

Итоговый вывод неутешителен: «Подводя социальные итоги приватизации, можно отметить, что серьезное падение к концу 90-х годов реальных доходов значительной части населения, несомненно, стало одним из самых ощутимых негативных результатов реформы собственности. Ни полная, ни тем более частичная смена формы собственности еще не означает автоматически возникновения «эффективной» частной собственности, так как вне конкурентного рынка, гражданского общества и развитого правового государства тот позитивный заряд, который несет в себе частная собственность, реализован быть не может».

Как видим, по итогам приватизации сложились предпосылки того, что мы и наблюдаем сейчас – новые собственники отнюдь не обязательно оказались эффективными и способными управлять своими активами, довольствуясь малым и не желая вкладываться в свой бизнес.
Не удивительно, что неоднократно поднимался вопрос о той или иной форме пересмотров итогов приватизации. Речь вряд ли пойдет об изъятии собственности, но вот мысль заставить доплатить звучит постоянно и в различных вариациях.
Например, в феврале 2012 года В. Путин, находящийся тогда в должности премьер-министра, выступая на мероприятии Российского Союза промышленников и предпринимателей, заявил о том, что «нечестная приватизация» и «всякие аукционы» должны быть обложены специальным налогом: «Это должен быть либо разовый взнос, либо еще что-то такое, но вместе с вами нам нужно над этим подумать».
Еще раньше, в 2005 году, подобные меры предлагал Г. Явлинский, который был убежден, что победители залоговых аукционов 90-х должны доплатить в казну некий «windfall tax», то есть «налог, принесенный ветром» за собственность, доставшуюся им по заниженной цене.
Есть и другие предложения, суть которых заключается в том, что подобный налог мог бы быть оплачен в виде инвестиций в российскую экономику, а его сумма может быть рассчитана как разница между реальной рыночной стоимостью приватизированных активов и той ценой, по которой они достались новым хозяевам.

В любом случае, соблазн власти очень велик. Такое относительно мягкое «раскулачивание» крупного бизнеса способствовало бы решению целого ряда задач, как экономических, так и политических. Дополнительные (и очень немалые) средства могли бы или пополнить изрядно опустевшую казну, или стать мощным импульсом структурной перестройки экономики, будучи инвестированными в новые и современные производства.
Кроме того, такой (по сути популистский) шаг произвел бы полную смену диспозиции на политическом поле, вырвав из рук оппозиционных партий стяг социальной справедливости, а это козырь большого масштаба, особенно в нынешних условиях.

Конечно же, есть и опасения, связанные с возможной паникой и неразберихой в деловом мире, которая на пользу экономике и ожиданиям бизнесменов явно не пойдет.
Однако, никто не отменял знаменитое римское правило, которое свято соблюдается в нашей реальности: «Друзьям – все, врагам – закон!». А значит, наша фемида опять может проявить выборочную принципиальность, исходя из принципа текущей целесообразности.

Но даже более важным представляется другой вопрос – что делать с изъятыми средствами? Как обеспечить их эффективное использование не в целях отдельных выгодоприобретателей, а на пользу страны и ее экономики? Ведь ясно, что простой передел по традиционным схемам настоящего и ожидаемого результата не принесет.
Хотя, нам истинные цели могут быть просто не ведомы.

Tags: кризис, рыночный большевизм, финансы
Subscribe

Posts from This Journal “финансы” Tag

  • "Где деньги, Дим?"

    Не успел наш премьер на встрече с губернаторами выдать свой очередной перл, призывая регионы больше "зарабатывать" ( "По-хорошему…

  • 7 способов экономии в супермаркетах

    «Длинные» майские праздники – хорошее время, для того, чтобы поработать в саду, побывать на природе, пообщаться с друзьями и…

  • Покой нам только снится? Когда будет повышен пенсионный возраст?

    Тема повышения пенсионного возраста постепенно становится одной из основных в ряду общественных страхов. По-видимому, вопрос уже в принципе решен, и…

  • Злодеи нашего времени?

    У каждого времени свои герои и антигерои, кумиры и злодеи. В последнее время на роль последних начинают претендовать коллекторы… Интернет…

  • Выживут ли газеты?

    Зачем люди читают газеты? Вопрос ведь не такой простой, как может показаться. Кто-то скажет, что газета нужна нам для получения информации, но…

  • Приватизация. Новая волна

    В стране нет денег – ожидаемый дефицит госбюджета на 2016 год составляет 2,4 трлн. рублей, что составляет около 15% планируемых доходов. Эти…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments